О тесных отношениях с виноградом

В одной из долин, протянувшихся между горами в районе Судака, среди многих-многих лоскутков виноградных посадок, стоят небольшие домики. Их белые стены, черепичные крыши и растущие рядом с ними стройные кипарисы контрастно выделяются на фоне окружающего пестроцветного пейзажа.

Сейчас почти все домики пустуют: нет ни окон, ни дверей, ни обстановки внутри, а когда-то это были полноценные добротные сторожки. Жаль, конечно, что домики заброшены, но, даже в таком виде, они создают умиротворяющую, пасторальную атмосферу в пейзаже…

Сфотографировать их я собиралась довольно долго. Не так просто туда попасть: долина с домиками находится возле сёл Междуречье и Ворон, куда почти не ходит рейсовый транспорт. Но, если сильно захотеть, то можно воспользоваться автобусом Судак-Морское, доехать до развилки на Междуречье и пройти несколько километров в сторону села. Туда, где всё плотнее сдвигаются скалистые вершины…

Когда я, наконец, выбралась в те места, был самый разгар осени. Чудесное время — вершина природного совершенства, когда все краски и узоры сливаются в идеальную картину… Чудесны молчаливые горы, увенчанные застывшими фигурами каких-то фантастических созданий, и пустое сельское шоссе, зажатое с двух сторон зарослями ежевики и шиповника, и подсвеченная солнцем яркая листва виноградников, и само солнце, лениво плывущее в дымке…

В определенном ракурсе один из домиков так сливался c кипарисом, что казалось, будто среди виноградников стоит небольшая лютеранская кирха.

Какая же там благодать!.. Восхитительные пейзажи, расслабляющее тепло, тишина вокруг — разве что птица вскрикнет или редкая машина в село проедет…

Вот только ходить по недавно вспаханным рядам было трудновато.

Кое-какой урожай достался нам, а тот, что и мы не нашли — пригодится птицам…

На этом мой рассказ про виноградники не заканчивается, а наоборот, только начинается…

Виноградники за Судаком, под хребтом Таракташ

Перед тем, как съездить в долину с домиками, я провела многие часы на судакских виноградниках, внося свой небольшой вклад в сбор урожая. Так что, те места, по которым я обычно проходила, возвращаясь с прогулок, теперь известны мне и в таком ключе…
Как это вышло?
Часто перечитывая стихи судакского поэта Василия Рыкова, долгие годы проработавшего главным инженером Совхоза-завода «Судак», я всегда вдохновлялась его горячей любовью к винограду и к Судаку. У него столько ярких стихотворений про виноделие и разные сорта винограда, про судакскую и крымскую природу! Они подогревали мой интерес, так что мысль о виноградниках никогда не выходила из головы.
И вот, как-то раз в начале октября, я позвонила своей подруге Наташе, которая работает на нашем судакском винзаводе агрономом, и давай её расспрашивать, как происходит уборка винограда…

Она удивилась немного, но всё подробно рассказала. Добавила, что сейчас рабочих рук очень не хватает. Я, недолго думая, спросила, может ли она меня пригласить на денёк поучаствовать в процессе, просто ради интереса… Наташа заверила, что может это устроить. Отлично! Но, я на этом не остановилась, и тут же решила: если первый день пройдёт успешно, то устроюсь работать уже официально (я, как раз, была свободна в тот момент)!
Самое главное, что я услышала от Наташи — то, что вёдра с виноградом носят грузчики, а резчики их только наполняют.
Когда прошёл первый день, я убедилась, что сил поработать до конца уборки урожая мне хватит, и сразу же пошла в поликлинику брать справку о пригодности к полевой работе. Справку дали. Затем, надо было идти в кадровую службу винзавода. Иду и думаю, что сейчас мне скажут: «Девушка, вы сначала килограмм двадцать веса наберите!». Но нет, приняли без каких-либо вопросов. Приятный пожилой мужчина провёл со мной подробный инструктаж по технике безопасности, и, кажется, был очень доволен, что в виноградари идёт образованная особа.

Дальше начались мои рабочие будни (и субботы)…

Других не надо мне наград,
Мне б только до зари проснуться,
К лозе шершавой прикоснуться,
В которой силы жизни спят.

Они со мной заговорят,
Они в ладонях встрепенутся
И ляжет осенью на блюдце
Мечта, что руки сотворят.

(В.Рыков, Вкус винограда — венок сонетов, отрывок)
 .

Рано-рано утром, как в сонете Рыкова, я собирала пакет с одеждой, которую не страшно было запачкать, брала инвентарь (купленные секатор и перчатки) и кое-какую еду, чтобы перекусить на перерыве. И, около семи утра, выходила на периферийные улицы города, направляясь к машинно-тракторному парку. Вообще-то, виноградари приезжали в МТП на стареньком автобусе, который подбирал их в разных частях города, но мне больше понравилось ходить пешком. Приятно было пройтись до восхода солнца по безлюдным улицам, так напоминающим прежний Судак, который я видела на фотокарточках 60-70х годов…
Из МТП те же автобусы (настоящие советские вездеходы!) развозили работников по участкам. Восход солнца мы встречали уже на виноградниках.
Сперва я побывала в Айванской долине, под живописным хребтом Таракташ…

«Мускат гамбургский» и «Италия»

«Мускат гамбургский»

Меня определили в одну из бригад, где большинство резчиков были такие же, как и я, временные работники. Подобные бригады (обычно в них 12-16 человек), состоящие из не очень опытных работников, собирают меньшие объёмы, и, соответственно, меньше зарабатывают. Но, даже так, у меня был шанс получить в день 700-800 рублей. В пересчёте на месяц, грубо говоря, выходит около 19 тысяч — неплохая для Судака зарплата.
Совсем по-другому работают постоянные работники завода, виноградари — настоящие профессионалы своего дела. Они налетают на лозу как коршуны и буквально выдаивают её в мгновение ока. Остальные со смесью уважения и зависти называют их бригадой «Ух!». Эта бригада могла за день и на 1000, и на 1500 рублей собрать винограда. А грузчики, которые за рабочее время поднимают и опрокидывают сотни вёдер, получают ещё больше.
Лучшие бригады обычно отправляют на уборку «свежего вида» — так называется красивый столовый виноград, который пойдёт не на виноматериал, а на продажу.

«»Ркацители» — очень удобный виноград: каждая кисть словно ждёт, чтобы её срезали…

… ещё и вкусный такой… стащить-не стащить…

Вы не увидите высококачественных фото процесса уборки — с собой у меня был только мобильный телефон. Улучая момент, пока трактор с заполненной «лодкой» (прицепом) выезжал из ряда, а новый, пустой, — подъезжал, я старалась сделать фото на память. Для того, чтобы достать мобильник, сначала надо было стянуть с рук пропитанные  липким соком перчатки, расстегнуть куртку, вытащить пачку влажных салфеток, вытереть руки (и лицо, заодно, — оно всё в трухе от виноградных листьев). Потом тот же процесс повторялся в обратном порядке.

«Матильда» мне понравилась больше чем «Италия»: на вкус более нежная, а гроздь — крепкая

Процесс уборки таков: трактор с прицепом потихоньку едет между рядов, резчики идут с двух сторон ряда, соревнуясь, кто у кого первым стащит особо красивую гроздь (шутка, но не совсем: азарт, безусловно присутствует в этой работе).

Очень важно получить хорошего напарника по ту сторону ряда, за которым не придётся подбирать пропущенные кисти. И внимательного грузчика, который старательно следит за наполняемостью ведра. Перетаскивать ведро мне, всё-таки, иногда приходилось. Это было не слишком тяжело, но замедляло процесс, я ведь и так никогда не отличалась расторопностью.

Такие грозди с маленькими «бубочками» виноградари называют «пасынками». Мой вопрос — надо ли их снимать — так и остался открытым

«Кокур»

Должно быть, киммерийцы иль сарматы,
Сюда с поклажей пропотевших шкур
Лозу случайно завезли когда-то.
И с этих пор живёт в Крыму кокур.

Вставали стены, разрушались своды,
Звенел булат и мор людей косил,
Менялись государства и народы,
А он в дома достаток приносил.

Его мороз не раз убить пытался,
Разбойник суховей пытался сжечь,
А он таким же солнечным остался,
Пришельцев сбросив с молодецких плеч.

В продолговатых ягодах копится
Языческая радость бытия.
И мёд, как в сотах, весело искрится
В гармонии волшебного питья.

Он воплощение верности и силы,
Седых веков связующая нить,
Неслыханная преданность светилу
И нам поможет совесть сохранить.

 
                 (В.Рыков)
.

В долине за Судаком

Напутствия, которые бригадиры делали работникам: внимательно смотреть, чтобы не пропустить кисти, и стараться не ронять их, так как у некоторых сортов очень хрупкие череночки — ягоды легко рассыпаются.
Теперь я знаю, каково это — забираться с головой в раскинувшийся шатром Кокур и выковыривать из переплетения ветвей его изогнувшиеся под немыслимыми углами гроздья. Знаю, какой въедливый и сильно красящий сок у черных Каберне и Бастардо, какие крепкие черенки у Алиготе — ни за что не сорвать руками, только секатором резать. А Италия с огромными прозрачными ягодами, наоборот, будто сама в руки падает. Плохо, если мимо рук: тогда вместо красивой кисти остаётся только россыпь ягод на земле…
Интересно, сколько вёдер в итоге я собрала? Понимаю, что не так много, как опытные резчики. Но ничего, главное, что вообще пришла! Я старалась как могла. В результате получила неплохой заработок за 10 дней труда, возможность вдоволь налюбоваться разнообразным виноградом и безнаказанно обирать лозу.
А, вообще, я считаю, любой молодой здоровый человек должен знать, что такое физический труд!

Что я ещё подметила?
Рабочий день никогда не удлинялся, работали с 7 до 16 или даже до 15:30. Перерыв — ровно час (но самые увлеченные бригады могли отдыхать и меньше). Моя бригада не переусердствовала: все разделялись на группки, делились друг с другом снедью и выпивкой питьём. Потом, кто приваливался к нагретому стволу миндаля, кто дремал среди травы… А я, конечно, каждый раз норовила забраться куда повыше  и подальше (благо виноградники на разных уровнях находятся). И там закусывала свой обед пейзажами… Ох и вкусно было!..
Работа в поле сильно зависит от погодных условий: в случае сильного дождя сбор прекращается, и всех отвозят в Судак. При мне только один раз начал накрапывать дождик. Мы успешно продолжили собирать виноград, но рукава быстро промокли насквозь аж до локтей. К счастью, в середине дня солнце выглянуло, и всё быстро высохло.
Вечером за нами снова приезжали автобусы. В 16:30 я уже была дома, и тут начиналось единственное, что мешало мне быть полностью довольной работой: усердное отстирывание одежды (особенно брюк) от земли и сока. А ещё, много времени уходило на отдирание колючих семян (к сожалению, не все виноградники были освобождены от сорняков).
В общем, мне очень не хватало спецодежды (длинного плотного фартука или халата)! Во многом материально-техническая база винзавода (в сфере обеспечения комфортных условий труда) ещё не доведена до совершенства, но, надеюсь, это в конце концов произойдёт. Главное — чтобы крымское виноделие никогда не ушло в небытие. Оно неотделимо от Крыма, как горы и море. Пусть и впредь продолжается производство огромного разнообразия сортов вина, пусть обновляются виноградники, а вино, созданное трудом тысяч работников, продолжает блистать на выставках и завоёвывать медали!

Осталось добавить, что в моих фантазиях существует такой идеальный мир, где я, работая на привычных офисных работах, могла бы написать начальнику заявление: 

«В целях поддержания физического и психологического тонуса прошу предоставить мне отпуск сроком до десяти дней с направлением на уборку винограда».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *