ТУРКИ-СЕЛЬДЖУКИ И МОНГОЛО-ТАТАРЫ

Предыдущая часть: ВЕНЕЦИЯ

Богатый и знаменитый город постоянно притягивает к себе жадные взоры завоевателей. В 1221 г. нападение на Сугдею совершил иконийский сельджукский султан Ала-ад-дин-Кей-Кубад.

В XI веке турки-сельджуки захватили большую часть Малой Азии и основали здесь свое государство — Иконийский султанат. Подробности нападения на Сугдею известны из рассказа персидского автора Ибн-ал-Биби.

Поводом для нападения явились жалобы мусульманских купцов султану на притеснения, чинимые им в торговле. Как повествует Ибн-ал-Биби, «Султан, услышав просьбу о помощи, разгневался, велел вознаградить купцов, приказал снарядить войско, поставить во главе его Амир Хусан-ад-дина Гупана, который был главным эмиром и полководцем государства, и послал его в сторону Судака».

Сельджуки высадили десант в районе Феодосии. Навстречу им выступило войско половцев и русских (Тмутараканского княжества). Это союзное войско было наголову разгромлено, после чего десятитысячный отряд сельджуков двинулся на Сугдею.
Ибн-ал-Биби сообщает, что Сугдею обороняло войско из тысячи хорошо обученных военному делу юношей. Навстречу врагу вышел конный отряд защитников города. В долине разгорелось сражение. Сельджуки применили свою обычную тактику — притворным отступлением завлекли отряд сугдейцев в глубь долины, а потом набросились на него из засады. Отряд был разгромлен. Жителям города пришлось внести огромный выкуп в 50 тысяч динаров. В честь своей победы сельджуки возвели в Сугдее мечеть, которую, по преданию, воздвигли за 14 дней. Возможно, однако, что мечеть не была достроена. С уходом турок местные жители начали разбирать ее на строительный материал для крепостных сооружений города.

Сельджуки покинули Крым два года спустя, в связи с тем, что в Конию вторглись монголо-татары. Интересно, что, вернувшись на родину, Ала-ад-дин-Кей-Кубад построил в городе Нигде мечеть, похожую на судакскую, но меньших размеров.
Мирная жизнь после ухода сельджуков продолжалась недолго. Уже в 1223 г. в Крым ворвались монголо-татары и захватили Сугдею. «В тот же день пришли первые татары», — сообщает запись на полях Синаксаря от 27 января 1223 г.

Более подробно о нападении монголо-татар и его последствиях для города рассказывает арабский писатель Ибн-ал-Асир:

«Придя к Судаку, татары овладели им, а жители разбрелись, некоторые из них со своими семействами и своим имуществом взобрались на горы, а некоторые отправились в море… С тех пор как вторглись татары, не получалось от них (кыпчаков) ничего по части буртасских мехов, бобров и другого, что привозилось из этой страны».
Монголо-татары вскоре покинули Крым, и временно нарушенные торговые связи Сугдеи были восстановлены. Однако в 1239 г. они вновь появились в Крыму и на этот раз остались здесь надолго.

Крымский полуостров становится улусом Золотой Орды. В Синаксаре появляются записи, связанные с новыми нашествиями. «В тот же день пришли татары», гласит запись от 26 декабря 1239 г. А 27 апреля 1249 г. сообщается: «В тот же день очищено от татар все… и сосчитал севаст (правитель) народ… и праздновал торжественно».
Монголо-татары обложили Сугдею данью, однако город остался фактически независимым. Биллем Рубрук в 1253 г. писал, что не застал в городе властей, так как местные начальники отправились зимой к Батыю с данью и к маю месяцу еще не вернулись.

Самостоятельность Сугдеи подтверждает факт существования так называемых солдайских аспров (мелкой серебряной монеты), упоминаемых в нотариальных актах Солдайи 1274 г. и Каффы 1290 г.

Не ограничиваясь получаемой данью, монголо-татары еще не раз совершали набеги на Сугдею. «В тот же день пришло (Ногаево — Авт.) войско», — сообщает Синаксарь в 1298 г.

Подробнее об этом нападении рассказывает арабский писатель Ал-Муфаддаль: «Ногай… пришел в Судак с большим войском и приказал жителям Судака, чтобы все, которые были за него, вышли за город со своими людьми и со своим имуществом. Вышли все приверженцы его, а их было более 1/3 (населения. — Авт.). Потом он приказал войскам (своим) окружить его (город) и стал требовать к себе одного за другим, истязал его и отбирал все его имущество, а затем убивал его, так что умертвил всех, кто (оставался) в городе. После этого он поджег его (город. — Авт.) и уничтожил его дотла».
Набеги на Сугдею продолжались в 20-е и 30-е гг. XIV столетия. В Синаксаре за 1322 г. говорится: «В тот же день пришел Толактемир… и взял Сугдею без войны, и сняли колокола все, и сломали иконы и кресты, и затворили ворота, и была скорбь, каковой не было никогда». Год спустя: «В тот же день закрыли безбожные агаряне божественную и священную икону Спаса нашего Иисуса Христа, (что) в царских воротах богоспасаемого города Сугдеи».

Известия об этих событиях дошли до папского двора, который находился тогда на юге Франции, в Авиньоне. В 1323 г. папа Иоанн XXII писал золотоордынскому хану Узбеку: «Так как мы не можем не огорчаться несчастием христиан, бедствиями и притеснениями, то с болью услыхали мы, что христиане, еще недавно бывшие в городе Солдайе, изгнаны сарацинами из города, что церковные колокола сняты и сами церкви осквернены». Папа просил, чтобы христианам дозволили вернуться в город.

В 1327 и 1338 гг. татары вновь подвергли Сугдею разграблению.

Постоянные набеги золотоордынцев подорвали экономику города и привели к резкому сокращению численности населения. Об этом свидетельствует арабский путешественник Ибн-Батута, побывавший в Крыму в 30-е гг. XIV века. Он пишет о Судаке:
«Это один из городов кипчакской степи, на берегу моря. Гавань его одна из самых больших и лучших гаваней. Вокруг него сады и воды… Большая часть домов его деревянные. Город этот (прежде) был велик, но большая часть его была разрушена…».

Следующая часть: ГЕНУЯ

Комментирование запрещено