Музей — «Храм с аркадой»

В знаменитом курортном городе Судаке, за высокими стенами Генуэзской крепости, с  XIII века расположено необычное архитектурное сооружение. 

За прошедшие столетия, здание построенное в 1222 году сельджуками было мечетью. Затем разрушено и восстановлено уже как греческий православный храм. После занятия города генуэзцами здесь была обустроена католическая церковь, а уже после взятия Судака турками в 1475 году храм снова стал мечетью под названием Падишах-Джами.

По другой версии, генуэзцами здание использовалось как консульская зала. После занятия Крыма российскими войсками мечеть переделали в православную церковь и освятили во имя апостола Матфея.

Церковь была закрыта в 1817 году из-за ветхого состояния. В 1883 году храм вновь реставрировали и открыли как армяно-католический храм, который был закрыт советскими властями в 1924 году.

В 1926 году в здании разместился музей Генуэзской крепости.

Ныне, как и говорилось, это музей, расположенный в здании, которое обычно называется мечетью. Архитектура постройки имеет многочисленные аналогии в мусульманской культовой архитектуре XIV в. Малой Азии и Крыма.

Это единственное хорошо сохранившееся сооружение на территории крепости, называемое в официальных документах «Храмом с аркадой».

В архитектурных особенностях здания есть много неясного, что вызывало споры не только о его назначении в разные периоды времени, но даже о первоначальном виде некоторых его деталей.

Существуют несколько точек зрения на предназначение и судьбу этого сооружения.

Первая состоит в том, что первоначально это был христианский храм, переделанный татарами, после захвата Судака, в мечеть.

По второму мнению, постройка здания была произведена генуэзцами после 1365 года и впоследствии переделана в мечеть.

Третья группа исследователей считает, что это купольное здание было изначально построено турками-сельджуками или татарами как мечеть, а уже позднее генуэзцами переделано в католический храм.

При составлении в 1959 году проекта консервации мечети за основу принята первая точка зрения.

Однако раскопки, проведённые в 1969-1962 годах внутри и снаружи купольного здания, показали, что здание с самого начала построено как мечеть. С одной стороны, не было найдено никаких следов предшествующего христианского храма, ему сопутствующих, как правило, погребений. С другой стороны, это подтверждается тем, что основания существовавшего ранее минарета и галерей сложены в перевязь с фундаментом здания; а с северной его части проходили деревянные связи (дубовые брусья толщиной 15  см) по наружному и внутреннему краю фундамента.

Ни конструктивно, ни архитектурно здание мечети не является чем то из ряда вон выходящим. Её стены при помощи гофрированных «парусов» переходят в сферический купол без барабана. Такие сферические купола типичны для зодчества османской Турции, испытавшей сильное влияние византийской архитектуры.

Здание неоднократно перестраивалось в течение своего длительного существования. Характер кладки, разные растворы указывают на четыре, по крайней мере, строительных периода в истории мечети. Перестройки были связаны с изменениями функционального назначения здания в разные периоды истории крепости.

Ныне центральная часть здания представляет собой кубическое сооружение, перекрытое сферическим куполом покоящемся на т.н. гофрированных тромпах. С севера к основному объёму примыкает открытый притвор, отделённый от него тремя пролетами стрельчатых арок, установленных на капители пилястр и двух квадратных столбов. К основному помещению с востока в древности примыкала открытая на восток арочная галерея, в сторону которой стены были прорезаны оконными проёмами, богато украшенными резным орнаментом.

Над лестницей ведущей к двери здания находилась купольная сень. Столь характерные черты малоазийской архитектуры второй четверти XIV в. не оставляют сомнения, что постройку начинали возводить как мечеть.

Сложенная из серого известняка и песчаника, мечеть в плане имеет форму прямоугольника со сторонами 14,3 и 13,9 м. К подкупольному пространству здания примыкает удлиняющий две его стороны внутренний притвор. От квадратного в плане помещения притвор отделён тремя стрельчатыми арками. Арки опираются на столбы с капителями, украшенными сталактитовым резным орнаментом. У северо-восточного угла притвора располагался вход в когда-то бывший здесь минарет. Такие встроенные в угол внутренние минареты не характерны для турецкой архитектуры.

С восточной стороны здания располагалась открытая галерея — портик. Впоследствии часть этой галереи была превращена в закрытое помещение. Арочным оформлением мечети объясняется одно из её названий — «Храм с аркадой».

Аркада, как полагает архитектор С. Хмельницкий, не была равночленной. За левым столбом входа виден другой, пониже. Над ним просматривается основание арки. Таким образом, можно предположить, что арка входных сеней опиралась на более высокие столбы и, следовательно, аркада была неравновысокой. В южной стене мечети находится мусульманская культовая ниша — михраб. В михрабе и в расположении входа в мечеть выявляется ряд архитектурных несоответствий, на что указывают и О. Домбровский, и С. Хмельницкий. Неясно, например, почему высота михраба снаружи намного превышает его внутреннюю высоту, почему без видимой конструктивной необходимости он выдвинут вперёд, чем вызваны противоречия в его архитектурном оформлении и так далее.

Строительство качалось перед самым захватом города генуэзцами, но ее строительство в этом качестве не было завершено. Это хорошо видно по тому, что в здании не была закончена резьба по камню. Резной орнамент на капителях закончен только на одной из 8 граней.

Резьба вокруг михраба (алтарная ниша, куда обращают свой взор молящиеся мусульмане) так же доведена только до половины высоты, а в аналогичных сооружениях Малой Азии орнамент спускался до самого пола.

Остался не орнаментирован и наличник входа, на блоках которого сохранились только подготовительные штрихи. В северо-восточном углу здания сохранилась шахта со следами винтовой лестницы, выводившей на минарет, ещё существовавший на момент занятия города российскими войсками. Внутренняя поверхность стен аналогичных мечетей обычно покрывалась изразцовой плиткой. Одну из плиток, вероятно, приготовленных для строительства мечети, обнаружили в 1926 г. при раскопках рядом с мечетью.

Когда Солдайя была захвачена генуэзцами, строительство здания было временно прекращено. Через 7 лет после захвата города генуэзцы обратили недостроенное здание мечети в католическую церковь, оштукатурив стены внутри здания и покрыв их росписями с изображениями христианских святых. Над михрабом появилась латинская строительная надпись: «Во имя Христа, аминь. 1423 года, в четвёртый день января эту постройку велел сделать… консул Талано Кристиано Мондиано».

Позже, в другой статье, В. Юргевич предпринял попытку пересмотреть это прочтение надписи: «…пользуясь ныне лучшим освещением, я нашёл, что в первом прочтении было неверно… Надпись переводится: «Во имя Христа. Аминь. 1373 г. 4 января это здание повелел построить господин Г. Каталани. Христос, спаси». Полустёртая дата надписи определялась исследователями также по-разному: и 1373, и 1423, и 1473 годы. При столь значительных разночтениях надпись нуждается в дальнейшем изучении. Под надписью расположено два герба. Левый, с изображением трех башенного замка — герб генуэзской Каффы, а справа—герб с изображением львиной морды — герб рода Каталани.

Род Каталани северо-испанского происхождения. В 12 в. представители фамилии Каталани поселились в южной Франции, и после перемещения туда из Рима папского престола (т.н. Авиньонское пленение пап), они активно участвовали в миссионерской деятельности в странах Востока. В первой половине XIV в. один из представителей рода Каталани, францисканский монах Журден ди Северак ди Каталани был назначен Авиньонским папой епископом Индии. Представитель рода Каталани упомянутый в надписи на михрабе «храма с аркадой» был, очевидно, так же францисканским монахом, настоятелем монастыря который известен здесь по генуэзским письменным источникам.

Здание, в котором находится музей, было, очевидно, храмом этого монастыря, располагавшегося до 1409 г. за пределами основной части города. Территория монастыря была обнесена каменной крепостной стеной, которую фланкировали с севера две башни.

Вызывает споры и фрагмент фрески, сохранившийся на западной пилястре (выступ в стене в виде части колонны) внутренней аркады здания. Этот фрагмент росписи обнажился в результате отслаивания штукатурки в 1958 году. На светло-сером фоне вырисовывается фигура в красноватом облачении с покрытой головой. По мнению О. Домбровского, это мужская фигура, изображающая святого с нимбом над головой. Однако не все специалисты согласны с этим мнением. Другие исследователи мечети полагают, что на фреске изображена женщина. В частности, искусствовед И. Ф. Троцкая считает, что это женский образ. Доказательством тому является, по её мнению, своеобразный капюшон или же платок на голове изображённого, который характерен только для женского образа. То есть, здесь изображена женская фигура с мафории (широком платке, покрывающем голову и плечи) и тунике.

Наиболее важные архитектурные узлы здания — своды, колонны, углы и наличники окон — выполнены из цельных, тщательно обработанных блоков. Капители колонн, наличники дверей и окон, сталактитовое навершие михраба украшены резным орнаментом. Орнамент интерьера чаще всего в литературе определяется как сельджукский, однако есть мнение, что его не следует обязательно связывать с пребыванием в Суроже турок-сельджуков в 20-е годы 13-го века. Этот стиль вообще характерен для архитектуры и орнаментики ряда средневековых памятников Крыма, которые по своему местоположению исключают присутствие там сельджуков. С. Хмельницкий полагает, что орнаментика мечети выдержана частично в стиле турецкой архитектуры 15-16-го веков, и частично — армянской, с неясной датировкой. Как бы то ни было, в орнаментах чувствуется местная традиция резьбы по камню.

После 1475 г. здание было вновь обращено в мечеть и известно в источниках как Падишах-Джами или Баязид-Джами. С 1778 по 1816 гг. здание служило православной гарнизонной часовней, некоторое время после того — лютеранской кирхой, а с 1883 г. — армяно-католическим храмом. С 1926 г. в «храме с аркадой» располагается историко-археологический музей. При исследовании М. А. Фронджуло оборонительной стены у юго-восточного угла мечети обнаружена площадка, которая была сооружена одновременно с мечетью. В кладке окаймляющих площадку стен найдены камни со следами фресок, аналогичные камням, имевшимся и в стенах мечети. Таким образом, оказалось, что первоначально мечеть стояла вообще за пределами городских стен, так как оборонительная стена крепости в это время шла от башни Коррадо Чикало к Консульской башне. Данный факт служит убедительным доказательством ошибочности предположения, что «здание построено генуэзцами».

Довольно подробный и, возможно, утомительный для некоторых читателей рассказ о мечети, её исследовании показывает, сколь многотруден и тернист путь археолога и историка. Как много усилий приходится прилагать учёным, чтобы объективно восстановить подлинную картину прошлого, избежать ошибок и, главное, не упорствовать в них, коль скоро прежние утверждения оказались заблуждением.

Ныне в мечети размещается музейная экспозиция, в которой представлены материалы археологических раскопок и фотографии памятников Судакской крепости. Интересно сопоставить изображённые на фотографиях различные объекты крепости до и после реставрации. Вблизи мечети находится круглое в плане полуподвальное помещение. Яма, выложенная плитами, имела купольное перекрытие. По всей видимости, это был бассейн для хранения воды. В настоящее время яма засыпана грунтом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *