ГЕНУЯ

Предыдущая часть: ТУРКИ-СЕЛЬДЖУКИ И МОНГОЛО-ТАТАРЫ

Погромы города были выгодны соперице Сугдеи — генуэзской Каффе (современная Феодосия).
Купеческая республика Генуя была непримиримым врагом и конкурентом Венеции. Во время четвертого крестового похода венецианцы изгнали генуэзцев из захваченных крестоносцами владений Византии. Поэтому Генуя сблизилась с Никейской империей в Малой Азии, которая была центром сопротивления византийцев крестоносцам. В 1261 г. генуэзцы заключили договор с никейским императором Михаилом Палеологом, по которому получили право свободной торговли во всех владениях Михаила Палеолога, а в случае возвращения Константинополя под власть Византии — исключительное право торговли на Черном море.

Три месяца спустя войска Никейской империи овладели Константинополем. Венецианский квартал в городе был сожжен а его территория передана генуэзцам. Они получили фактически монопольное право торговли в Черном море. В свою очередь Венеция в 1265 г. заключила с Византией мир и снова получила доступ в Черноморье.

Между двумя республиками завязалась ожесточенная конкурентная борьба. Одним из ее эпизодов был захват и уничтожение в 1277 г. галеры пизанцев — союзников генуэзцев — в виду Сугдеи. Галера была послана к городу генуэзцами с враждебными намерениями.
Находясь под непрестанной угрозой вражеского нашествия, венецианцы интенсивно строят в Сугдее крепостные сооружения и укрепляют город. Отмечены два всплеска строительной деятельности при венецианцах: в первой половине XIII века, когда обострилась борьба с генуэзцами, и в конце XIII века. Ко времени второго строительного подъема относится возведение в крепости Консульского замка, который заменил собой более ранний укрепленный жилой замок св. Ильи. Есть упоминание о том, что в 1287 г. в замке находилась резиденция венецианского консула.

К концу XIII века генуэзцы прочно обосновались в Каффе. Самое раннее ныне известное свидетельство о существовании в Каффе генуэзской колонии — нотариальные акты 1289 — 1290 гг. В 1290 г. был принят первый Устав Каффы, от которого сохранились только заголовки. Со временем город становится центром генуэзской торговли на Черном море и резиденцией генуэзского консула.

Чтобы поддержать Каффу экономически и подорвать торговлю Сугдеи, генуэзцы принимают специальные меры против своего конкурента. В Уставе генуэзских колоний на Черном море, принятом в 1316 г., указано: «Не должны генуэзцы или те, которые считаются или называются генуэзцами, или пользуются либо привыкли пользоваться благами генуэзцев, ни покупать, ни продавать, ни приобретать, ни отчуждать, ни передавать кому-либо, ни лично, ни через третье лицо каких-либо товаров в Солдайе под страхом указанного выше штрафа… Никто из генуэзцев не смеет выгружать или приказывать выгружать или позволять выгружать с судов, над которыми они начальствуют или при которых они находятся, на какую-либо часть побережья от Солдайи до Каффы каких-либо вещей или товаров под страхом штрафа в 100 золотых перперов (византийская золотая монета) с каждого (нарушителя) за каждый раз».

Последнюю точку в соперничестве между двумя городами поставили генуэзцы. В июне 1365 г. они внезапно напали на Сугдею, взяли ее приступом и захватили 18 селений в округе. Во второй половине XIV века генуэзцы утвердились на Крымском побережье от Чембало (Балаклавы) до Каффы, а затем и на берегах Керченского пролива. Солдайя в конце XIV — начале XV века потеряла свое торговое значение. Генуэзцы запрещают купеческим судам заходить в ее гавань и направляют их в Каффу. Туда же постепенно перебираются из Солдайи торговцы и ремесленники.

Генуэзцы вели в Крыму в основном посредническую торговлю, предпочитая не ездить в далекие края лично, а пользоваться товарами, привозимыми купцами других стран. Посредническая торговля приносила большие прибыли. Значительное место занимала также торговля сырьем и продуктами самого Крыма. С полуострова вывозились рыба, икра, соль, невыделанные шкуры, а также хлеб с Прикубанья.

Солдайя в этот период становится укрепленным поселением и административным центром сельскохозяйственного округа. Главным занятием не только сельских жителей, но и горожан становится земледелие, в частности возделывание и обработка винограда. Многие солдайцы большую часть года проводили за пределами города, в деревнях, где имели свои дома и занимались сельским хозяйством. Так, в протокольных записях показаний Космы и Константина, имевших свои дома в деревне Карагай, указывается, «что два дома (в Карагае) заняты ими… что они живут в них, когда ходят туда работать, даже зимой, когда есть работа, но что сами они уже свыше сорока лет являются жителями Солдайи, имеют свои дома в Солдайе, в Карагай же уходят и приходят, когда там работают». Консул Солдайи в письме консулу Каффы сообщает, что «помимо карагайцев, есть и такие люди, происходящие из Солдайи и имеющие в ней свои дома, которые живут и работают в Ортолане, Сартане и других селениях и платят там десятину; в нашем же городе, когда они пребывают в нем, несут караульные повинности и платят подушную подать».

Важнейшей задачей генуэзских властей являлся сбор налогов с местного населения. В крымских колониях существовали поземельный, подоходный, подушный, налог со строений и другие виды налогов. Большое место в бюджете колоний занимали косвенные налоги: на съестные припасы, лес, траву, уголь и т. п.

Внутренняя жизнь города регламентировалась Уставом генуэзских колоний на Черном море, принятым в Генуе в 1449 г., где имелся большой раздел, посвященный устройству Солдайи. Управлял городом консул, назначаемый в Генуе, но подчинявшийся Каффе. Срок его полномочий ограничивался одним годом. Будучи главой генуэзской администрации, он исполнял также должность начальника крепости, военачальника и управляющего финансами. В Уставе четко прописывались права, обязанности консула и ограничения, накладываемые на его деятельность. Так, консул обязан был «довольствоваться выше назначенным жалованьем, а если окажется, что поступил вопреки, то должен возвратить взятое жалованье и сверх того еще двойную сумму». Не мог он также в течение своей службы «ни под каким видом» иметь в Солдайе землю или виноградник.
Штат консульской канцелярии состоял из письмоводителя, назначаемого только из числа генуэзцев, и письмоводителя для ведения дел на греческом языке, двух рассыльных и двух служителей. Для службы и поручений при консуле состояли восемь конных стражников-аргузиев «с лошадьми, оружием и плащами хорошими и крепкими». Для защиты города нанимались 20 солдат, находившихся под начальством двух подкомендантов. Полицейский пристав обязан был отпирать и запирать базарные ворота. У базарных ворот должны были находится два караульных, один днем, другой ночью. Один музыкант должен был караулить и играть ночью на стенах на трубочке, а сторож с той же целью барабанить на турецком барабане. Два трубача днем и ночью стояли на страже и трубили на стенах. Ворота на ночь запирались и «всегда стояли закрыты до самого дня, исключая только крайнюю и явную необходимость, с тем условием, чтобы мост перед воротами был всегда поднят». У внешних ворот предместий находилось два караульных.
Согласно Уставу в городе должны были находиться также епископ, домовой священник, цирюльник, знающий хирургию, и мастер, проводящий воду и наблюдающий за водопроводом. Консул обязан был избирать или утверждать старост в деревнях, подведомственных Солдайе, руководствуясь большинством голосов, поданных в чью-либо пользу жителями этих деревень.

При консуле состоял комитет попечителей, назначаемых из «честных жителей Солдайи — одного латина, другого грека».

Комитет следил за общегородскими работами и состоянием безопасности города, ведал хранением оружия и запасов продовольствия крепости, а также пользовался правом контроля над финансовой деятельностью консула. Устав гласил, что «если же каким-нибудь образом узнает комитет, что консул взыскал какой-нибудь из означенных штрафов в свою пользу, то обязан довести об этом до сведения консула Каффы… для того, чтобы… его (консула Солдайи. — Авт.) наказали». Комитет должен был также следить, чтобы консул Солдайи в ночное время, когда угроза нападения на город возрастала, не покидал территорию города.

Доходы комитета попечителей складывались из налога на виноградники и половины суммы штрафов, взысканных с солдайцев, обнаруженных на улицах города после вечернего колокольного звона. Эти средства шли на ремонтные работы и другие издержки. Отчет о расходах ежегодно отправлялся в Каффу.

Другой комитет, избираемый ежегодно 1 марта, также состоявший из одного латинянина и одного грека, должен был распределять воду жителям, имевшим виноградники в Солдайе. Выборной была также и должность сотника, то есть начальника гражданского ополчения города. Сразу после своего вступления в должность консул собирал горожан, и собрание избирало «четырех хороших и честных людей, способных исправлять обязанности сотника». Из этой четверки консул Каффы со своим советом на основании письменного донесения консула и попечительного комитета Солдайи назначал сотника.
Генуэзцы проводили в городе большие строительные работы, значительно усовершенствовав и дополнив уже существовавшую оборонительную систему. Почти на всех построенных ранее объектах были осуществлены реконструкция, ремонт и достройка.
В середине XV века ситуация в генуэзских колониях Крыма резко ухудшилась. В мае 1453 г. турки захватили столицу Византийской империи Константинополь и взяли под контроль основной путь через Босфорский пролив, связывающий черноморские колонии Генуи с метрополией. В этой ситуации Генуя уступила свои колонии банку св. Георгия.

Банк св. Георгия, основанный в 1407 г., был крупнейшим финансовым учреждением средневековой Европы. Ему принадлежало право чеканки монеты и сбора большей части налогов в Генуэзской республике, контроль над генуэзскими таможнями, монополия на эксплуатацию соляных копей. Его пайщиками были члены самых богатых и знатных семей Генуи.
Ко времени передачи колоний банку положение в них сложилось угрожающее. В любой момент можно было ожидать нападения турок или татар. После засухи 1454 — 1455 гг. и последовавшего неурожая городам угрожал голод. В июле 1454 г. у берегов Каффы появилась турецкая эскадра. Напуганные генуэзцы согласились выплачивать султану ежегодную дань размером в три тысячи дукатов. Воспользовавшись ситуацией, крымский хан добился права на получение дополнительной ежегодной дани от генуэзцев.
В военном отношении колонии были слабы. Крепостные сооружения Солдайи находились в неудовлетворительном состоянии. Консул Коррадо Чикало в донесении банку так описывал состояние крепости: «Я решил обследовать состояние этого места и в первую очередь осмотреть две крепости, которые я нашел очень плохо укрепленными. После этого я осмотрел в одной из настенных башен запасы продовольствия, которые оказались частично израсходованными. Запасы же в новой, левой башне находятся в лучшем состоянии, хотя и нуждаются в некоторой очистке. Я осмотрел также башню, обратившуюся в развалины вместе с частью стены». Ситуация усугубилась и упадком торговли, вызванном блокадой Босфора турками и торговой конкуренцией с княжеством Феодоро и Крымским ханством.

В этой обстановке началось повальное бегство генуэзцев и местного населения из колоний. Коррадо Чикало докладывал, что «…Здешний народ в большом брожении, и уже некоторые бедные и неимущие работники из-за того, что не могут найти себе занятия, уходят по направлению к Монкастро (на месте совр. Белгород-Днестровского. — Авт.), чтобы хоть в течение нескольких месяцев они могли вести более сносную жизнь».
Банку пришлось принять срочные меры для упорядочения обороны и управления своими владениями. В Солдайе ожидался приезд «…достойнейшего Дамиано ди Леоне», вместе с которым консул должен был наметить способы и меры к исправлению недостатков в организации обороны города. Была объявлена амнистия лицам, ранее по разным причинам изгнанным из колоний. Сделано это было с целью сдержать бегство населения из округи. Местным жителям было разрешено выбирать из своей среды «комитет четырех», который имел право контролировать деятельность генуэзских чиновников и мог поддерживать непосредственную связь с центральными властями в Генуе. Приступили к строительству новых и ремонту старых укреплений; для этой цели банк отпустил денежные средства. Укрепление оборонительных сооружений продолжалось вплоть до появления у стен крепости турецких войск.

Мероприятия банка св. Георгия были одобрительно встречены генуэзцами, проживавшими в колониях, и местным населением. Представители Солдайи писали протекторам банка 20 июня 1455 г.: «Высокопоставленные вельможные господа, господь Бог знает про то великое утешение, которое мы получили, когда услыхали, что вы приняли правление над Каффой и здешним городом (Солдайей. — Авт.), а также прочими местами общины Генуэзской, на этом море расположенными, ибо мы уже давно слышали, что вы правите со всей справедливостью и всегда предусматриваете все необходимое. Мы видели, как все было быстро и скрытно проделано во избавление от всех опасностей, угрожавших подвластным вам местам».

Определенную надежду давало и восстановление морского пути между Генуей и Крымом. Турецкий султан Мехмед II перестал препятствовать проходу генуэзских кораблей через проливы. Связано это было с войной Турции против Венгрии и Венеции, в которой Генуя помогала туркам, снабжая их товарами и оружием. Экономическое положение колоний улучшилось, и доходы банка возросли.

Получив передышку, генуэзские власти в Крыму начали искать союза со своими соседями на случай возможной войны с Турцией. В 1471 г. был заключен договор с владетелем княжества Феодоро. Расположенное в горах юго-западного Крыма, в XV веке княжество играло заметную роль в политической жизни Крыма. Воспользовавшись междоусобной борьбой за ханский престол, генуэзцы помогли хану Менгли-Гирею захватить его братьев. Таким образом, было получено важное средство давления на Менгли-Гирея. Пленники содержались сначала в Каффе, а затем в Солдайе. 16 февраля 1473 г. совет банка св. Георгия постановил комендантам Солдайи вносить денежный залог, по крайней мере на 1000 флоринов превышающий обычный залог, «…и так до тех пор, пока в указанной крепости будет находиться господин Нур-Давлет и другие отпрыски татарской знатной крови». Пытались генуэзцы найти союзников и за пределами Крыма, в частности в Польше, но безуспешно.

В последние годы существования генуэзских колоний в Крыму в них обострилась классовая и межнациональная борьба. Многократно увеличились злоупотребления и насилия со стороны генуэзских чиновников. Письма консула и других должностных лиц Каффы к протекторам банка св. Георгия переполнены доносами и взаимными обвинениями во взяточничестве. Очень напряженный характер приняла борьба католиков с православным населением колоний. Католическая церковь пыталась распространить в Крыму действие Флорентийской унии (1439 г.), согласно которой православная церковь лишалась самостоятельности и ставилась под власть римского папы. Папа Сикст IV распорядился назначить некоего Николая епископом «над греками Каффы и Солдайи». Консулы сообщают о частых волнениях среди населения колоний. Особенно крупным было восстание в Каффе в 1454 г. под лозунгом «Да здраствует народ, смерть знатным!» Народные выступления в Каффе продолжались в 1456, 1463, 1471, 1472 и 1475 гг.
В конце 1470 г. произошли волнения в Солдайе. В послании протекторов банка консулу Каффы от 21 января 1471 г. говорится: «…мы одобряем, что вы подавили …беспорядки в Солдайе.
Желаем, чтобы вы сохраняли там спокойствие и старались впредь, поскольку это зависит от вас, не допускать возникновения подобного рода беспорядков».

Следующая часть: ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ

Комментирование запрещено